Категории Статьи / Страницы истории / Шаги Великой Победы

Дата публикации материала: 05 май 2017, 11:22

Великолепная пятерка

 

 

Иван Иванович Иванов, сержант, родился 17 января 1924 на Сверловке, на фронте с 05.1942 по 03.1945. Скончался осенью 2013 года, немного не дожив до 90 лет. Он и четыре наших земляка, которые погибли в одном бою на «Невском пятачке», защищая Питер, служили вместе!
Начнем, разумеется, с командира. Ваня вырос в рабочей семье, до войны окончил свердловскую школу-семилетку и пошел работать на фабрику Свердлова слесарем. Началась война.
Иван Иванович вспоминает: «В 41-м стали призывать ребят 1923 года рождения, а нас, 17-летних, пока приобщали к начальной военной подготовке. Мы знали, что скоро на фронт. Но пока помогали взрослым мастерить из проволоки «ершей», чтобы разбрасывать по дорогам, где будут проходить вражеские автомобили, в полях устанавливали столбы, чтобы не могли садиться самолеты. В начале войны один долетел до нас, попугал свердловчан и сбросил бомбы в Анискине у моста на Биофабрику, и, кажется, на Чкаловскую. С начала 42-го нас чаще стали собирать на призывном пункте и в мае мобилизовали всех, кому было 17. До сих пор помню лица свердловских ребят, которые шли походным маршем, пешим строем со мной до Щелкова, на сборный пункт в клубе КОР, а потом вместе ехали в поезде: Коля Мозгалев, Николай Калугин, Вася Подколзин, Миша Пшеннов, к сожалению, все они погибли в одном бою на «Невском пятачке», а мне повезло, чудом уцелел. Нам выдали по две буханки хлеба и отправили в Москву на распределительный пункт. Уже был готов эшелон на Ленинград, и нас с ходу погрузили в оставшийся пустой вагон. Под бомбежками состав дошел до места назначения. Нас сразу перебросили в Синявинские болота, на самый передний край обороны. Особенно напряженными были бои на «Невском пятачке»»*.
Служили земляки-товарищи в роте огнеметчиков. Выжить – было большой проблемой, хоть и не штрафники, а как смертники. «Уж если попадут огнеметчику в спину, то от баллона от бойца остаются только каблуки, –рассказывал Иван Иванович. После боя не находили даже частей тела. Интересно, что почему-то и имен от моих земляков не осталось в списках погибших, то ли время было такое кровавое, то ли в штабе отсиживались разгильдяи. На учебном полигоне еще в Москве, перед посадкой в эшелон, нам все показали и даже из огнемета дали выстрелить раз, но водой! Боялись, чтобы кто-нибудь не поджегся. Надо сказать, что огнемет – страшное оружие. Тут не надо никакой пехоты: трое огнеметчиков могут всю линию обороны сохранить. Невозможно укрыться от огня больше 1500 градусов, все горит. Если капля на бойца попадет, то бесполезно тушить, нужно одежду срывать, да и то не успеешь – все моментально происходит».
Воевали в составе штурмовых групп. Задача – уничтожать технику и живую силу противника, расчищать путь пехоте. Все артиллерийские и инженерные группы шли сзади. Атака всегда начиналась с артподготовки, – «должны были через нас стрелять, но иногда и в нас попадало. Связь тогда была не то, что сейчас, когда почти до любого угла можно дозвониться»*.
Прошу Ивана Ивановича рассказать какой-нибудь случай: «Было у меня под командованием девять человек. Как раз наше наступление. Стали немцы отступать, а мы не стали пересекать им дорогу. Говорю своим: «Лежать и не шевелиться». Расположились в кустах. Сначала их разведка прошла мимо нас. Подальше прошли – мы их не трогаем. Потом подошла техника, стали боеприпасы вывозить. А нам это и нужно было. Когда машины пошли, я в центр нацелился и полоснул огнем. И, как успел отскочить, – взорвалось все, только воронки остались – не пройти, не проехать. Специальность наша была исключительно опасной – к врагу надо было подобраться на 2-3 десятка метров с огромной «железякой» за спиной. По неписаному закону солдаты всех армий не брали огнеметчиков, как и снайперов, в плен, расстреливали на месте. Убивали нас часто. В плен никто не сдавался. Моя задача была по инструкции: если меня окружили, я должен себя убить. У пехотинцев такого не было. А еще я обязан был огнемет вскрыть, горючее вылить, патроны разбросать, уничтожить оружие. И никто даже не мыслил о плене. Установка внутренняя была: умру, но не сдамся».
Вот так начиналась боевая биография нашего героя с истинно русской фамилией, именем и отчеством в
708 стрелковом полку 43 Тартуской краснознаменной стрелковой дивизии 2-го Прибалтийского фронта. Закончилась она тяжелым ранением в плечо под Кенигсбергом в марте 45-го, и Победу сержанту пришлось встречать в госпитале. Среди многочисленных наград самые ценные – орден Славы III степени, две медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда». А о ребятах не осталось даже памяти, только родственники их и помнят...
Михаил Михайлов
Фото из семейного архива
*воспоминания
из ветеранских записей

0 Комментариев 243 Просмотров
МИШКИНО ОТРОЧЕСТВО (ЗАЧИН НА ВОЕННЫЙ МОТИВ)
Шаги Великой Победы 31 мар, 2017

МИШКИНО ОТРОЧЕСТВО

Из районной прессы: ветеран Великой Отечественной...

«ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА, ВСЕ ДЛЯ ПОБЕДЫ!»
Шаги Великой Победы 31 мар, 2017

«ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА,

Берендеева (Кученкова) Роза Максимовна родилась 7...

ШАХМАТИСТ БОРИС СПАССКИЙ ОТМЕЧАЕТ ЮБИЛЕЙ
Лица 27 мар, 2017

ШАХМАТИСТ БОРИС

Выдающемуся международному гроссмейстеру,...

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Авторизация