Категории Статьи / Страницы истории / Шаги Великой Победы

Дата публикации материала: 31 мар 2017, 20:59

БУДЕМ ПОМНИТЬ

 

Об эпизоде обороны столицы, о  человеке, который пережил этот страшный период Великой Войны, пойдет сегодняшний рассказ.

В нашем поселении, рядом с Суворовскими прудами, в МКР «Гвардейский» доживал свои годы полный кавалер орденов Славы, капитан 1 ранга, а перед самой смертью контр-адмирал Николай Владимирович Соловьев. И сейчас уже у нас мало кто помнит этого члена Совета ветеранов поселка, уже не помнят, что именно он перенес 27.08.2005 символический священный огонь от Могилы Неизвестного солдата возле Кремля на новый главный мемориал райцентра — Аллею Славы на Пролетарском проспекте. Умер он 10 апреля 2006 года у нас, в Гвардейском.

В сгоревшем в 2009 году музее боевой и трудовой славы Сверловки была копия фотографии народного артиста СССР  Кирилла Лаврова, подаренная нашем героем. На ней кадр из фильма, снятого по знаменитому в то время роману Константина Симонова «Живые и мертвые». На обороте была надпись: «Николаю Владимировичу Соловьёву – прототипу политрука Синцова от “политрука Синцова” на добрую память “О живых и мёртвых”. Санкт-Петербург, 31.09.04».

Интересно, что адмирал Соловьев родился 27 декабря 1922 года в деревне Щелково, но вот другой области – Ленинградской. В 1940-м поступил в Военно-морское училище Дзержинского. Война застала его в городе Любаве, где он принял свой первый бой. Затем Кронштадт, в котором формировался особый  морской дивизион для защиты дальних подступов к Москве. Он был переброшен под Вязьму, где сложилась сложнейшая обстановка. В начале октября 1941 года вяземская группировка оказалась в окружении врага. В битве за Москву не последним был вопрос об участии в ней моряков и об использовании орудий с кораблей. С  «мортирами» с Балтики прибыл и курсант Соловьёв. «Стрельбу по невидимым целям корректировали по полевому телефону, а орудия вели огонь по наводке. - Николай Владимирович часто  рассказывал нашим  школьникам случаи из своей боевой практики. - Переправа через реку Бедрю. После прорыва вражеского окружения там скопилось много автомашин, повозок, людей. Фашисты воспользовались этим: сосредоточив огонь из орудий и миномётов, били по создавшейся пробке. Среди наших поднялась паника, а тут со стороны деревни Марково появились немецкие танки и гусеницами начали давить залёгших красноармейцев. В этот критический момент подошёл наш отряд моряков из шестисот человек с 152-мм орудиями на механической тяге и повел бой с танками. Тогда погибло около 150 человек. Но мы вышли на соединение с основными частями Красной Армии близ Волоколамска».

В том бою Соловьев был легко ранен, но возглавил  красноармейцев в ночном  налёте на немецкий гарнизон в деревне под Вязьмой. Группа забросала гранатами автоколонну фашистов, которая двигалась по шоссе, даже не выключив фары. Николай лично подорвал грузовик и убил, по его словам,  полтора десятка фашистов. Когда пробивались к своим, наткнулись на фашистский патруль. Его схватили. Стали снимать полушубок и увидели  заметили тельняшку. Избили до полусмерти, связали и бросили в сарай, чтобы поутру расстрелять. Но моряк обнаружил гвоздь, торчавший в стене, и сумел разрезать им верёвки, щепкой вырыл подкоп под стеной, и пользуясь промозглым дождём, ночью прополз мимо караула. Потом ещё двое суток прятался в разрушенном доме. Дошел до линии фронта, далее госпиталь.

После излечения  Н. Соловьёва зачислили в первый отдельный отряд моряков. 7 ноября на построении бойцам объявили, что они будут принимать участие в параде, посвящённом 24-й годовщине Октября. Парад состоялся, хотя враг был на подступах к Москве. «Мы строевым шагом прошли по Красной площади, где дали клятву превратить подступы к Москве в могилу для фрицев», – рассказывал Н.В. Соловьёв. – Прямо с Красной площади мы уходили на фронт».
Потом Соловьев был направлен в состав Каспийской флотилии — гидролокаторщиком. Принимал участие в форсировании Керченского пролива, ранен. В 1944 году, по направлению самого адмирала Кузнецова, командирован на Северный флот. Там принимал участие в боях в Северной Норвегии и Северной Финляндии. В 1949-1950 годах подвергнут репрессиям, осужден, понижен в звании (проходил по знаменитому  делу адмирала Кузнецова). Реабилитирован в 1953 году. Награжден: орденом Ленина, двумя орденами Отечественной войны, орденом Красной Звезды, орденами "Славы" 3-ей степени (3 мая 1944 г.), 2-ой степени (12 февраля 1945 г.), 1-ой степени (1975 г. после реабилитации всех военачальников, проходивших по делу Кузнецова). Имеет более 20 медалей. 

Посмотрите портрет.  Может быть это и фотошоп, но человек он был реальный,  награды тоже, мне приходилось трогать их руками, а вот фото у меня не осталось даже газетного, когда он зажигал вечный огонь, хотя я был в делегации в райцентре от ветеранов поселка, а ученики нашей школы были в почетном эскорте сопровождавшем частицу вечного огня от Кремля до Щелково. Архив газеты «Время» от 2005 года исчез из сети.

Н.В. Соловьёв жил ярко, самоотверженно и честно. Был ранен, но выжил. Попал в плен, но бежал. Сражался и побеждал. Стоял насмерть, выполняя долг перед Родиной. Был приговорён к расстрелу, который заменили на 25 лет лагерей. Отбывал срок, но был реабилитирован. Вновь продолжал жить. Защитил кандидатскую диссертацию, стал доцентом. В вузе учил молодёжь восстанавливать экономику разрушенной страны. Ничто не сломило Николая Владимировича. Человек нелёгкой судьбы долгую жизнь и в 84 года не потерял своего лица, продолжал оставаться патриотом, чутким мужем, заботливым отцом и дедом…

Таким был его ответ на вопрос русскому солдату, поставленный жизнью.

Михаил МИХАЙЛОВ

0 Комментариев 293 Просмотров
Будем помнить
Шаги Великой Победы 16 май, 2017
Этот день Победы
Социальная среда 15 май, 2017
Новый рубеж
Общество / Социальная среда 07 апр, 2017

Новый рубеж

В апреле районный совет ветеранов отмечает...

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Поиск по сайту

Поделиться

Погода

Авторизация