Категории Статьи / Страницы истории / Шаги Великой Победы

Дата публикации материала: 17 сен 2016, 11:03

АКВАРЕЛЬ НА ГАЗЕТЕ

У нашего знаменитого земляка из Городищ Бориса Чернышева, народного  художника СССР, в этом году 110-летний юбилей.

На его долю выпали тяжелые испытания, но судьба хранила художника: под Тулой он едва смог выйти из окружения, в 1945-ом под Кенигсбергом к его ногам упал снаряд, но не разорвался, Бориса завалило землей в траншее под танком, но он смог себя откопать. На войне с Японией во время пешего перехода через пустыню Гоби он выпил воды из отравленного колодца, тяжело заболел, но выжил и вместе с армией дошел до Порт-Артура. Орден Славы III степени, медали «За отвагу», «За боевые заслуги» и другие награды – так отметила Родина его боевой путь.

 

Да и его путь в большое искусство тоже нельзя назвать гладким. Отец Чернышева, по образованию сельский учитель, окончивший Богородское училище, работал на Четвериковской суконной фабрике. Мать из духовного сословия села Анискино.  Борис немного поучился в Городищенском народном училище, но после революции 1917 года, когда умер отец, ему пришлось уехать в Саратовскую область. В 1932 году после Академии художеств в Ленинграде он работал в качестве художника-оформителя. В работе забывал все житейские трудности, для него не существовало заботы об удобствах, обстановке, еде. Он не стремился к званиям, был совсем не приспособлен к борьбе с художественными чинушами, но его талант был замечен. В 1933-1934 годах он участвует в проектных работах Дворца Советов, который планировалось воздвигнуть на месте снесенного Храма Христа Спасителя. Ему и другим ваятелям доверили скульптуру Ленина, которая должна венчать величественное высотное здание.

Вернувшись после войны, работая в тяжелейших условиях, он всю свою любовь сосредоточил на камне. Но не только на нем. Даже газетная и оберточная бумага была предметом его художественных исканий. Пейзажи и натюрморты 1945-1947 годов несут на себе отпечаток классической восточной живописи. Художнику довелось много путешествовать, в любом месте он с удивительной точностью осваивал и использовал местные художественные традиции, будь то Китай, Монголия или другая страна.

Возьмем только одну работу – «Алабинская береза», написанную в годы войны акварелью на простой газете.Через высохшую краску проступает газетный текст с передовицами, указами, лозунгами и т.п. Официоз и душа. Так и в жизни. Его основная работа – роспись зданий в духе того тоталитарного времени, правда, без сверхчеловеков и рельефных мускулов, а дома – творил «под сурдинку». Он органично отразил противоречивые ощущения того времени. Это была подвижническая, жертвенная жизнь, как это ни пафосно звучит. 

В середине 1950-х годов Борис Чернышев вместе с Павлом Кориным работает над созданием мозаичного панно «Кутузов», которое мы можем увидеть на плафонах станции метро «Комсомольская – кольцевая». Значительными достижениями Бориса Петровича стали росписи в Центральном театре Советской, а теперь Российской Армии. Но истинное лицо художника в его станковых работах – мягких, меланхоличных. Он и не рассчитывал, что они будут показаны широкой общественности. 

На родной Свердловке многие уже не помнят Бориса Петровича, одного из семи детей большой чернышевской семьи. Но старожилы знали его сестер – Александру Петровну, преподававшую в школе географию и награжденную орденами Ленина и Трудового Красного Знамени; Лидию Петровну, работавшую воспитателем в детском «очаге». Жители знали его племянника Виктора, в прошлом умелого сварщика и футболиста, который жил на Набережной. И сейчас еще много родственников живут в Анискине. 

 

Городищи, Свердловка, Клязьма, Любосеевка, «Серина горка», Бирлюки, Медное, Монино и другие близкие нашему сердцу названия встречаются, когда читаешь дневники Чернышева, работы о нем, каталоги его произведений. Человек широкой души и благородства привлекал своих коллег. Яркая внешность и незаурядная личность были использованы друзьями-скульпторами для позирования в годы создания памятнику Юрию Долгорукому, что в Москве, на Тверской. Можно верить рассказам или нет, но многие находили внешнее сходство Чернышева с великим князем. Он также послужил моделью и для двух персонажей знаменитого полотна «На поле Куликовом» из коллекции Третьяковки.  

 

Бесполезно рассказывать о живописи. Музыку нужно слушать и слышать, а ее смотреть и видеть. Борис Петрович оставил нам свои дневники и циклы рассказов. Вот один из военных в сокращении:

КАК Я ГОРОД ВЗЯЛ

Борис в самом конце войны, уже в Германии, находился в расчете 45-милиметровой пушки, которую возила пара лошадей. Его части предстояло взять небольшой городок. Въезд в город перегораживала баррикада, за ней сидели немцы и довольно сильно стреляли. Из всего расчета оставались в живых лишь Борис и возница. Они курили, сидя в укрытии за длинным земляным валом, пересекавшим дорогу примерно в двухстах метрах от баррикады; за ним поместилась и пушка, снятая с передка, две лошади, и они сами.

Прибежал начальник артиллерии полка. Глаза от водки красные. В руке пистолет. По его виду сразу поняли, что сейчас произойдет что-то такое, что никак не должно произойти.

– Менять огневую, вперед!

– Куда вперед? Впереди ничейная полоса, вся простреливается!

– Менять огневую, застрелю!

Воткнули пушку на передок. Возница разобрал вожжи, начал нахлестывать лошадей, и они выехали на дорогу. Не видя ничего перед собой, не замечая стрельбы, под удивленными взглядами наших разведчиков, укрывшихся в канаве вдоль дороги, поскакали вперед, стараясь не думать о том, чем кончится эта езда. Борис и возница уже лежали в кювете вместе с опрокинувшейся пушкой – обе их лошади были убиты одна за другой – когда из-за баррикады высунулся немец с поднятыми руками.

Борис в этот момент думал лишь о том, что они выполнили приказ, сделали все, что могли. Рядом с ними лежал один из разведчиков, который приполз по канаве. Увидев немца, разведчик вскинул автомат.

– Стой, – сказал Борис Петрович и ударил по стволу рукой, – он сдается.

Немец высунулся побольше. Стрельба прекратилась. Немец вылез во весь рост, несколько мгновений постоял с поднятыми руками и так побежал в нашу сторону. За ним выскочила и побежала вся вражеская баррикада. Немцы сдались. Бориса Петровича за этот бой наградили орденом Славы III степени.Что-то у немцев случилось, то ли убило офицера, то ли они его сами убили, но фашисты сдались. Фронтовая газета сообщила, что рядовой Чернышев и рядовой (следовала фамилия возницы), выкатив свою пушку на передовую и уничтожив беглым огнем баррикаду противника, способствовали взятию нашими войсками немецкого города N.

Михаил МИХАЙЛОВ

Фото из архивов 

0 Комментариев 155 Просмотров
С ПАРАДА В БОЙ
Шаги Великой Победы 05 ноя, 2016
В ГОРДОСТИ ЗА ПРЕДКОВ – НАШИ СИЛА И ДУХ!
Шаги Великой Победы 06 июн, 2016

В ГОРДОСТИ ЗА

…Читаем в наградном листе: красноармеец Антонов...

ШАХМАТИСТ БОРИС СПАССКИЙ ОТМЕЧАЕТ ЮБИЛЕЙ
Лица 27 мар, 2017

ШАХМАТИСТ БОРИС

Выдающемуся международному гроссмейстеру,...

Добавить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Авторизация